Союз
Севастопольских
Соотечественников
России

АКТУАЛЬНО:

16.09.2020
Выборы в Севастополе признаны состоявшимися


 
 
   
новости
14.09.2020
Переговоры Путина и Лукашенко в Сочи завершились


 
11.09.2020
Севастопольское городское отделение РГО возглавил Владимир Воробьёв


 
05.09.2020
Как работают карантинные меры в севастопольских школах.


 
27.08.2020
Голосование на выборах Губернатора города Севастополя на цифровых избирательных участках


 
19.08.2020
19 августа - День рождения русской тельняшки!


 



Материалы с торжественного празднования 80-летия ЧВВМУ им. П.С. Нахимова.




Материалы с торжественного празднования 75-летия ЧВВМУ им. П.С. Нахимова.




Общественный совет Черноморского высшего военно-морского училища им. П.С. Нахимова




Фонд "Русский мир"




Международный совет российских соотечественников


 
 
 
 
   
 
 
 
В. Я. Дудко. Управлять, это реализовать предвидение. Какие формы управления флотом сегодня будут востребованы



«Северный флот с 2021 года станет отдельной военно-административной единицей наравне с Западным, Южным, Центральным и Восточным военными округами. Указ подписал президент России Владимир Путин. Документ начнёт действовать 1 января 2021 года.

Крым и Севастополь включены в состав Южного военного округа. Границы Центрального и Восточного округов не изменились.

В планах по выделению Северного флота из состава флота стало известно в 2019 году, Выдающимися хозяйственниками Минобороны в пояснительной записке говориться, что это позволит «оптимизировать структуру управления вооружёнными силами…(они имели ввиду управление финансами и тыловым обеспечением), усовершенствовать взаимодействие Северного флота при решении задач в области обороны на Арктическом стратегическом направлении». Почему то не обороны Арктического морского стратегического театра военных действий, а «взаимодействие Северного флота при решении задач в области обороны на Арктическом стратегическом направлении». На Арктику, что нападут с берегов России? Этим самым Указом флот лишён моря, а Президент отрубил себе правую руку. Оптимизация медицины вызвала панику и хаос в стране, а это только грипп, Что будет, если грянет и стране потребуется флот? Ничего. Ни один из нынешних оптимизаторов флота не встанет у руля войны. Этим решением мы признаем, что войну на море мы уже проиграли. http://www.kommersant.ru/»


Управлять, это реализовать предвидение.
Какие формы управления флотом сегодня будут востребованы


В. Я. Дудко,

Дежурный адмирал ЦКП ВМФ (1985-1996), двн, профессор,
Член экспертного совета Парламентского клуба

Сегодня время, предназначенное для развития системы управления флотом, сжато без остатка. В условиях полной гласности и безалаберности прошлых лет флот не оставил для себя ничего, что было-бы не известно нашему и вероятному и не вероятному противнику. Даже тактико-технические данные самых последних кораблей и подводных лодок не являются тайной за семью печатями. Так, где же наш козырь, чем мы можем уравновесить техническое и количественное отставание нашего флота? Как, безусловно, взять верх и что для этого нужно?

Для этого нужно знать то чего не знает наш враг. А Чего сегодня не знает наш враг? - Правильно, того чего мы ещё сами не наем. – Как флот будет воевать. Что бы ответить на этот вопрос нужно иметь замысел, доктрину и стратегию не подверженную коррозии времени и не обложенную догмами прошлых воевод, лишённую безоглядного безразличия нынешнего, рождённую в лучах будущего.

Страшная тайна победителя содержится в его умении (даре) Предвидения, а Предвидение выражается в его Замысле. А замысел лежит в основе управления и реализуется Замысел через РЕШЕНИЕ. Решение - основа управления. Выполнение Решения обеспечивает Управление операцией, флотом, кораблём. Решение – путь к достижению цели - разработка и формирование условий для победы или выполнения иной задачи, поставленной командиру. Управление это достижение поставленной задачи всеми доступными средствами, в основе управления лежит цель и предусмотренные действия командира, связанные с ведением войны или боевых действий для достижения этой цели. Достижение цели обуславливает требования к управлению флотом (силами) и его содержание. Соблюдение основ условий и принципов управления флотом. Управление формирования, организационно-штатная структура управления. Флот обязан иметь стратегический уровень управления, только в этом случае он сможет достичь господства на море и избавить страну от ведения войны на своей территории.

Управления флотами и кораблями.

Сама теория и практика управления требует другого объёма статьи, как особый вид управления, а вот как пример этого механизма, заслуживает раздел Управление подводными лодками.

Если Управление флотами (силами) командующими (командирами) производится в личном порядке и через штаб, через своих заместителей, а также флотилий и дивизий, начальников родов войск и начальников служб, то управление лодкой идет персонально через командира лодки, который не имеет своего штаба, а каждый офицер ГКП имеет свои обязанности по управлению кораблём и не может их прервать для осуществления дополнительной штабной работы.

Необходимо перевернуть пирамиду управления и понять, что успех в море достигается действиями командиров подводных лодок и надводных кораблей. В данном случае следует различать успех, разгром и поражение. Успех наиболее качественная победа, достигнутая минимальными усилиями, разрушениями и жертвами. Сегодня следует изменить принципы управления заложенные в управление лодками в годы второй мировой войны, и даже конца прошлого века, лодки сегодня значительно мощнее и даже многоцелевые лодки решают оперативно-стратегические задачи. Основой управления дивизией и лодкой является решение командира, которое должно поступить на корабль и запустить процесс по планированию боевых действий и организации подготовки корабля к выходу в море, к боевым действиям лодок находящихся в море. При ведении боевых действий подводными лодками, не обязательно штаб будет постоянно получать сведения об изменениях обстановки от командира лодки, а вот ситуацию на театре военных действий и сведения о состоянии самих районов БД подводных лодок, командование обязано передать на ПЛ в виде основания (матрицы), ситуационного решения по которому командир примет решения, и реализует дальнейшие действия. Наличие органа управления подводными лодками, потребуют на пунктах управления опытных командиров и штабных офицеров, прошедших большую службу на ПЛ, имеющих знания, образование и обязательно штабную подготовку, способную обеспечить управление - разработку решения командира для реализации поставленной ему задачи, именно каждой лодке на текущий бой или операцию.

В организационно-техническом плане управление лодками (кораблями и соединениями) должно быть представлено системой управления, которая состоит из взаимосвязанных органов управления, пунктов управления и средств управления (средства связи и автоматизированные системы управления). В сущности, все вопросы по управлению в организационно-техническом плане целиком должны быть возложены на флот, который должен осуществлять постоянную связь командиров и штабов с кораблями в море, учитывая сложные графики сеансов связи, саму систему связи с подводными лодками, где продолжительность самого сеанса может быть от 30 сек. до 3-5 мин, самое большое. Штабами формируется модель управления для каждой лодки своя на всех уровнях, штабам придаются или создаются штатные специальные формирования, которые обеспечивают разработку предрешений командира и все виды связи с выше и ниже стоящими штабами.

Принимая во внимание, что война не заканчивается с первой операцией флота, штатные подразделения управления присутствуют в штате всех типов формирований, в которых есть подводные лодки, начиная от наименьшего тактического уровня. С повышением уровня формирования, характерно укрупнение формирования связи при его штабе (либо увеличение их количества) обеспечивающих связь с вышестоящими штабами и собственными подчинёнными силами.

Как развивать систему управления.

Управлять, это не только предвидеть. Предвидение как качество личности играет роль при выводах из оценке обстановки, дальше вступает в действие другие возможности и способности человека. Тем не менее, многие относят предвидение к футурологии, шаманству, чуть ли не к колдовству, на самом деле предвидение – способность предвидеть, моделировать, предсказывать наступление событий, располагая специальными знанием и опытом, научно обоснованно предполагать заранее, наперёд, что должно произойти; предугадывать на основании практики и опыта, изучения фактов, текущих данных делать верный вывод о перспективах развития событий и направлении развития, о возможности наступления наиболее вероятных событий.

Замысел – способность на основании предвидения, сформулировать главную идею, определяющую пути выполнения поставленной боевой задачи, основная содержательная часть и суть решения на операцию, бой, построение и боевой порядок, направления ударов, районы сосредоточения сил, способы разгрома противника, маскировка, скрытность, обман и т.д. Решение не возникает ни откуда, только хорошо выстроенная и должным образом организованная система управления является не только неотъемлемой частью любой организованной военной силы, но и теоретической основой подготовки управленцев высшего звена, формируя, таким образом, практический стержень на котором держится военная сила управления.

Предвидение – такая способность человека, которая возникает как догадка, как следствие мудрости. Моделируя процессы управления будущих событий, Главком, исходя из стоящей задачи, творит модель зрелого Замысла, реализуя свой дар видеть в решении причинно-следственных связей настоящего то, что должно произойти в будущем. Предвидение непосредственно связано с интеллектом а кроме того интеллект - когнитивные способности, память, речь, способность мыслить, приспосабливаться к окружающей среде, изменять ее решать задачи в долгосрочной перспективе – то есть планировать и двигаться к цели, а также просчитывать последствия предпринимаемых действий.

Способности предвидения не возникают у множества людей, это, как правило, дар, возникающий на основании очень глубоких знаний предмета, освобождённого от обременений посредственных решений присутствующих военноначальников. Военно-морской флот РФ — это, как минимум самостоятельная организация, действующая во взаимодействии с государственными и военными формированиями страны, вооружёнными силами, силовыми структурами, имеющая свою систему боевого управления. Возлагая на флот задачи защиты государства, предотвращение ведения военных и иных боевых действий на территории России и её сателлитов, система управления должна предвидеть основы победоносной войны, формирование межфлотских группировок (например, в Тихом океане, Средиземном море) и больше того базирование за рубежом (Куба и др.), самостоятельное выполнение флотом боевых задач в мировом океане. Адмирал Ушаков ни разу не ступив на берег неприятеля, сумел защитить полмира от агрессии. Эти задачи можно будет решать, если обеспечить флоту Морской Генеральный штаб и полноценное военное управление. И вот тут следует вспомнить японский послевоенный опыт сохранения ими флота.

В Статье 9 Послевоенной Конституции записано, что «…Японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооружённой силы как средства разрешения международных споров». С 3 мая 1947 года, поправки не вносились. Не смотря на то, что государство отказалось от права вести войну и иметь вооружённые силы, Япония де-факто сохранила флот. Япония, что важно, даже не имея плавсостава, сохранила – морской интеллект государства - Генеральный штаб, способность к логическому и абстрактному мышлению, логическим операциям флота, анализу и рассуждениям, поиску связей и закономерностей, обучаемости, быстрому восприятию информации и, самое главное, к решению военно-морских задач, абсолютно всего, что востребовано развитием флота для обороны и ведения войны на море и главное систему управления Морского Генерального штаба.

Когда через 20 лет они построили флот, им не пришлось заново создавать систему управления. Их деятельность оказалась только формально ограничена конституцией. Что бы построить флот обучить и набрать матросов нужно три года, что бы создать Генеральный штаб, нужна история государства.

Вот это и есть Предвидение, способность настоящей национальной элиты прозорливо догадываться, как из ростков настоящего вырастет зрелое будущее. Предвидение – далеко не чудо, в нём нет ничего запредельного разуму, – это феноменальный плод работы сильного разума, способного в груде разрозненных, казалось бы, никак не связанных фактов настоящего выудить общее, объединяющее их абстрактное, и затем на основе синтеза по-новому взглянуть на перспективы развития или гибели настоящего. Усилием ангажированных реформаторов была разрушена, пока не уничтожена, разрушена система боевого управления флотом. Нет единого командования, способного правильно и грамотно увязать действия флотов друг с другом и с развёрнутыми где-то на удалении от берегов России военно-морскими группировками. И вообще флота как единого организма нет.

В чем же трагедия, случившаяся с системой управления фотом? Кому подчиняются Военно-морской флот? Главкому ВМФ? Нет. Он подчиняется военным округам, танкисту и двум десантникам, которые командуют этими округами. Северный флот сам является военным округом, с наличием в составе армейских частей, которые вообще никакого отношения к флоту не имеют, а командует всем этим адмирал Николай Анатольевич Евменов, подводник.

Нет никаких сомнений в том, что сухопутные генералы знают своё дело. Но могут ли они ставить задачи тем военно-морским соединениям, которые им подчинены? Понимают ли они как возможности ВМФ, так и пределы этих возможностей? Смогут ли они предвидеть ход истории и войны? С другой стороны, нужно ли адмиралу Евменов планировать оборону или наступления 14-го корпуса? Нет, его задача предотвратить появление врага на территории России, так развернуть свои силы, в море, что бы у врага даже мысли такой не возникло. Вот его стратегическая задача, дело его жизни, как Главкома. Спросите его, «Решит он эту задачу,- и ответьте,– Нет», понимая это, он не может не осознавать свою историческую миссию, как Главнокомандующего. Решив задачу флота, мы избавляем армию от кровопролития, а страну от разрушений.

С большой тревогой возвращаюсь в историю нашего государства. Исторический опыт говорит о том, что армейцы не в состоянии командовать флотами и что адмиралы не годятся в сухопутные командующие. История богата такими примерами из большой войны 1941-1945 гг., перед которой была допущена масса ошибок в управлении флотом и организацией его боевой подготовки, в результате всё закончилось плохо. Последним таким примером, когда флоты переподчинялись сухопутным командующим, была Великая Отечественная война. Флот не выполнил своей задачи предупреждения войны на территории своего государства и только благодаря самовольству Главкома Н.Г. Кузнецова не допустил гибели флота в первые дни войны, как это произошло в армии, и морская авиация бомбила Берлин в начале войны, а не армейская, только потому, что стратегия Главкома была воевать на чужой территории. Ошибки армейского командования втянули флот в позиционную войну в прибрежных водах. Эти результаты мы сегодня знаем.

Имея десятилетний опыт управления силами ВМФ с ЦКП ВМФ, могу убедительно заверить, что зачастую ЦКП Генштаба и ответственные работники Генерального штаба, в том числе и имеющие военный опыт взаимодействия флота и армии в военных операциях по всему миру, не представляли себе оперативных возможностей флотов. Больше того, принимали настолько противоречивые решения, что они приводили к неоправданной потере кораблей и гибели личного состава. Особенно это стало проявляться после ухода с должности Адмирала флота СССР Горшкова, который умел вовремя остановить этот волюнтаризм. Трансформируя тактику сухопутных операций на военно-морской флот, ведя расчёты исключительно исходя из очевидных количественных и качественных возможностей флота по оказанию либо непосредственной огневой поддержки сухопутным войскам (число стволов корабельной и береговой артиллерии, количество исправных бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей), либо в обеспечении десанта, сухопутная тактика на флоте стала закономерна, и не только для Генштаба, но и для штабов фронтов, которым подчинялись флоты, стала преобладать. Сухопутных офицеров сегодня никто и никогда не учил командовать флотами и проводить военно-морские операции, а без этого невозможно правильно поставить флоту задачи. Опыт Великой Отечественной войны и новейшая история говорит нам о том же, что будь у флота более самостоятельное руководство, он смог бы добиться для страны большего.

Сухопутная и морская война по терминологии не очень сильно отличаются, но на практике каждый морской бой, каждая атака морской авиации или боевая операция подводных сил уникальны. Применяемые на море подходы к маскировке – там нет местности, на которой можно укрыться, создаются принципиально другими методами, а в море самими командирами кораблей и подводных лодок. При планировании морских операций – любое соприкосновение в бою это атака, а оборона это только минные поля и береговые укрепления – последний рубеж. Подводная лодка в укрытии до тех пор, пока она скрытна, и только так она может вести огонь из укрытия. Операция морских сил в океане при отсутствии позиционных средств, не может быть оборонительной, и они в любом случае должны будут атаковать противника, нападать, обороняясь.

Как разделить задачи армии и флота, подчинив их одной Доктрине.

Поверхностные знания человека заставляют реагировать на события и ситуацию спонтанно, принимать и списывать все на его Величество Случай. Такой человек и что самое опасное военноначальник, реагирует на последствия, происходящего, на состоявшееся событие, устраняет нанесённые разрушения и такая реакция воспитывалась в армии. Мы и сегодня в военной доктрине твердим о не нападении, твердим об отражении нападения. А следует разделить стратегию (Доктрину), доктрины морскую и сухопутную. Кому хочется, могут иметь одну государственную доктрину, но оставьте доктрину ответного удара для армии, это правильно, а наступательную для флота. Армия должна начинать действовать тогда, когда флот не остановил агрессора, не предупредил вторжение. Дайте возможность флоту развивать стратегию принуждения к миру, развивать Доктрину ведения войны на море с базированием флота в портах иностранных государств, использовать систему превентивного подавления агрессивных намерений вероятного и не вероятного противника. Это может сделать только флот, находясь в зонах конфликта (предупреждения агрессии), осуществлять своим присутствием принудительное перемирие. Что допустимо для флота недопустимо для армии. На танке с дружеским визитом в другую страну не поедешь. Сегодня флот нуждается в своей доктрине, как инструменте государственной политики. Задача флота не допустить войны на территории России. Наличие ракетно-ядерного броненосного флота на Балтике у любой европейской страны отобьет желание нападать на Россию. На Балтике флоту не потребуются авианосцы, но подводные лодки и броненосцы с системой противоракетной защиты, ракетно-ядерным оружием, простреливающем всю Европу, смогут решать задачи принуждения к миру намного эффективнее, чем нынешние жестяные корабли армейские части.

Управление флотом предусматривает специфические особенности ведения войны. В бою, если корабль теряется, то полностью и навсегда, утонувший корабль, как сухопутный полк нельзя переформировать и пополнить. С этого момента мощь военно-морского соединения падает и более не восстанавливается до тех пор, пока не будет построен новый корабль. То же самое касается и восполнения потерь в личном составе. Матроса, как пехотинца за месяц не подготовить. А это требует другого подхода к сбережению сил. Цена ошибки на море одного единственного человека может привести к стратегическому провалу, как и грамотные действия к стратегическому превосходству. При неправильной классификации цели стратегическая лодка может погибнуть, уничтожив весь свой боекомплект, а при правильной оценке противника нанести сокрушительный удар. Лодка это не танк, если танк это боевая единица, то лодка это стратегические ядерные силы, а управляет и лодкой и танком один человек. Последствия очевидны. Война на море отличается тем, что имея должный флот и систему управления, страна защитит себя от сухопутной войны или сделает её последствия не существенными. Врагу не потребуется наносить ядерный удар по мотострелковому полку, который расположен далеко от его границ, если ему у его границ угрожает флот. В то же время в море, приняв одно неправильное решение, или правильное, но запоздалое, можно потерять всё. Можно одномоментно проиграть войну целиком. И потом не будет ни одного шанса что-то поправить.

Ничего в этом удивительного нет, ничего в строго упорядоченном мире случайного не бывает. Дальновидный разум умеет в настоящем выявить зародыш будущего. Предвидение дружит с мудростью и правдивостью. Правдивость делает человека проницательным, прозорливым и дальновидным. Правдивость позволяет увидеть предназначение армии и флота в том его виде, в котором оно принесёт наибольшую пользу стране.

Если человек страдает гордыней власти и властолюбия, то он не осознает значимости талантливого человека, способного лучше его выполнить обязанность лидера, он не сможет отчётливо увидеть, как люди будущего будут относиться к его деятельности. Первый став вторым теряет свой талант. Предвидение – это когда могучий разум предвосхищает события во всей их полноте и размахе. Гордыня и ограниченный кругозор, не позволяет предвидеть, а демонстрация власти и не предвидение вовсе - игра недалёкого ума. Если капитан парусника предвидит только ясную погоду, то в шторм он погибнет.

Структурам флота, разрабатывающим решение, потребуются особые знания, и понимание того, как флот реализует свою стратегию. Не умаляя знаний и способностей армейских офицеров, просто констатирую, что именно в таком объёме сухопутным офицерам их просто не дают. Что бы понимать замысел командира лодки или корабля нужно понимать происходящее изнутри, что бы оценить практическую значимость решения Командующего, реализуемость его планов, нужно побывать в шкуре командира лодки, корабля, самолёта, дивизии и др., иначе он не сможет понять и отличить успешный план от плохого.

При этом, самостоятельность флота заканчивается тогда, когда силами флотов не удалость предотвратить начало войны, в таком случае в планы применения сил флота вносятся коррективы, но Управление флотом остаётся за флотским командованием, иначе из боевого потенциала флота исчезнет главный элемент управления – Решение. Даже если после первой операции флота или иного развития событий продолжение войны будет неизбежно и придётся подчинить флоты и войска единому штабу, система боевого управления флотами должна быть легко адаптирована к изменению обстановки с сохранением флотского командования.

 

 
   
     

Rambler's Top100