Союз
Севастопольских
Соотечественников
России

АКТУАЛЬНО:

09.12.2018
Стадион в Балаклаве: болото, где утонут полмиллиарда?


 
 
   
новости
02.12.2018
День воинской славы России — День победы русской эскадры у мыса Синоп.


 
29.11.2018
Спасём "Севастопольские известия"!


 
23.11.2018
"Без галстуков": Владимир Путин завершил в Крыму заседание Госсовета РФ


 
19.11.2018
С праздником морских ракетчиков и артиллеристов!


 
10.11.2018
Топливо в Крым: бензовозы ходят по мосту через пролив.


 



Материалы с торжественного празднования 80-летия ЧВВМУ им. П.С. Нахимова.




Материалы с торжественного празднования 75-летия ЧВВМУ им. П.С. Нахимова.




Общественный совет Черноморского высшего военно-морского училища им. П.С. Нахимова




Фонд "Русский мир"




Международный совет российских соотечественников


 
 
 
 
   
 
 
 
И. Касатонов "Севастополь – испытание войной".



9 мая 2009 года город - герой Севастополь, вместе с Черноморском флотом России отметил юбилейную, 65 годовщину освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Фактически Севастополь был освобожден за год до Великой Победы. Что – то в этом есть и символическое и даже мистическое. Если вернуться к событиям 1942 года, то необходимо вспомнить, что Гитлер не решался начать летнюю кампанию на Кавказском направлении пока не пал Севастополь. Это говорит об угрозе южному стратегическому флангу всей группировке немецко-фашистских войск, какую он видел в битве за главную базу Черноморского флота. А после освобождения Севастополя в 1944 году, хотя война и продолжалась еще ровно год, никакой надежды на спасение у фашистского режима уже не осталось. Бывая в Севастополе, на местах былых боев, и сегодня не перестаешь удивляться, как защитники Севастополя, повторив подвиг своих дедов первой обороны, смогли выстоять 250 дней и ночей в условиях жесточайшей блокады, когда город был отрезан от своих войск, когда снабжение его осуществлялось только морским путем. Для того чтобы осмыслить величие этого подвига, нужно вернуться в предвоенное время и по достоинству оценить дела направленные на развитие Черноморского флота и его главной базы Севастополя. Революционные события 1917 – 1918 годов, гражданская война и немецкая, и англо-французская интервенции нанесли Севастополю огромный материальный ущерб. Убытки, причиненные немцами, по подсчетам специальной комиссии, были определены в сумме 2 563 321 811 руб. Англо-французские интервенты угнали все исправные корабли и суда, остальные – вывели из строя или уничтожили. Только со складов Севастопольского военного порта они вывезли имущества на сумму 5 млрд. руб. Материальный ущерб, причиненный гражданскому населению города, исчисляется в сумме более 500 тыс. руб. золотом. Но главным было то, что практически был уничтожен Черноморский флот. Значительная часть кораблей, по решению Правительства большевиков, была затоплена на рейде порта Новороссийск, а большая часть эскадры флота ушла на базирование в Бизерту (Тунис), где впоследствии и прекратила свое существование. В начале двадцатых годов Правительство России, руководство города принимали все необходимые меры по восстановлению Севастополя и возрождению Черноморского флота. 17 января 1923г. рабочие и служащие Морского завода приняли решение досрочно отремонтировать крейсер "Коминтерн" (бывший "Память Меркурия"). Свое обещание они выполнили к 1 мая. 19 ноября 1923 г. коллектив Морского завода за исключительную энергию, проявленную в работе по ремонту крейсера "Коминтерн", был награжден орденом Трудового Красного Знамени. С момента образования СССР Севастополь стал быстро развиваться. Уже в 1923 г. по общему плану электрификации России в городе была пущена электростанция Северного дока, что позволило упразднить ряд мелких дорогостоящих силовых станций, а главное - обеспечить промышленность и городское хозяйство электроэнергией. К моменту пуска электростанции в городе уже было 328 различных предприятий промышленности и 423 торговых. По переписи на 15 марта 1923 г. в городе проживало 63461 человек. Севастопольский торговый порт в 1925 г. стал крупнейшим пунктом внутренней и внешней торговли на юге СССР. В 1925 году была построена трамвайная линия Севастополь - Балаклава протяженностью 18 км. Началось развитие Севастопольского морского завода, который начал выпускать суда-лесовозы, теплоходы, паровые шхуны для торгового флота. В 1928 был сдан первый океанский пароход-лесовоз "Михаил Фрунзе". В 1928 г. в городе вступил в строй холодильник, который работает и в настоящее время, один из самых мощных в стране. В 1930 г. состоялось торжественное открытие первой в Крыму высоковольтной линии электропередач Севастополь - Симферополь. В 1934 г. в городе вступила в строй новая АТС на 10 тыс. номеров, что позволило решить проблему телефонизации всех предприятий и учреждений. В 1935 г. открылось регулярное почтовое воздушное сообщение между Москвой и Севастополем. В 1937 г. вступила в строй Севастопольская ГРЭС, она вырабатывала электроэнергии в пять раз больше, чем все электростанции Крыма до революции, и снабжала многие города области. В конце 30-х годов построены новый хлебозавод, завод шампанских вин, макаронная, швейная фабрики. Успехи в развитии народного хозяйства создали условия для технической реконструкции флота, К 1941 г. на Черноморском флоте насчитывалось: 1 линкор, 6 крейсеров, 3 лидера, 13 эскадренных миноносцев, 47 подводных лодок, 84 торпедных катера, соединение тральщиков, несколько дивизионов катеров-охотников и ряд вспомогательных судов. Военно-воздушные силы Черноморского флота насчитывали 636 боевых самолетов. В 1940 г. в Севастополе имелось 2 военно-морских, авиационное, зенитно-артиллерийское училища, филиал Московского института коммунального строительства, техникумы - строительные (дневной и вечерний), путейно-строительный, стоматологическая школа, 2 ремесленных училища на 1300 человек, школа ФЗО на 400 учащихся, ФЗУ Морского завода. 12700 детей обучались в 9 начальных и 19 средних и неполно-средних школах. Начальным обучением было охвачено 100 % детей. В городе работали 36 библиотек, 2 драматических театра. Военно-исторический музей. Картинная галерея. Музей революции. Дом культуры. Дом учителя, Дворец пионеров, несколько рабочих клубов, стадион ''Динамо" (нынешний "Чайка"), водная станция, 2 яхт-клуба, десятки спортивных площадок. Большое внимание уделялось дальнейшему благоустройству города, повышению благосостояния трудящихся, культурному строительству. В 1931 г. городской бюджет составлял 4,8 млн., а через семь лет - 25 млн. руб. Заметно увеличились расходы на социальные нужды: здравоохранение, народное образование, науку, культуру. С 1934 по 1939 гг. расходы на здравоохранение увеличились в 6 раз. В городе было 74 лечебных учреждения, в т.ч. 5 поликлиник, 4 амбулатории, 4 больницы, количество больничных коек возросло с 292 до 646, врачей со 145 до 241. На 18 предприятиях работали здравпункты. На Корабельной и Северной сторонах открылись родильные отделения, женские и детские консультации, молочные кухни. Ведущим научным центром страны в области физиотерапии стал Институт физических методов лечения, где в 1941 г. трудилось 50 научных сотрудников. Институт имел 20 амбулаторно-клинических отделений, экспериментальную научно-исследовательскую лабораторию. Высокие показатели в области научных исследований имела Биологическая станция Академии Наук СССР. К началу 1941 г. население города выросло до 112 тыс. человек. Севастополь превратился в мощную военно-морскую базу на Черном море с хорошо оборудованными стоянками кораблей любого класса, подземными хранилищами, защищенными от бомб и снарядов, в которых хранился боезапас флота для всех видов оружия, средства технического обеспечения кораблей и вооружений, топливо всех видов. Судоремонтные заводы, мастерские, лаборатории обеспечивали все виды судоремонта. Вокруг Севастополя в районах Качи, Херсонеса, и других пунктах были созданы аэродромы, на которых базировалась авиация флота. В ходе боевой и оперативной подготовки в предвоенное время было четко отработано взаимодействие между родами сил флота, включая эскадру надводных кораблей, артиллерию береговой обороны, авиацию и зенитные средства противовоздушной обороны, по обороне главной базы флота с моря, в том числе и от налетов авиации противника. Были отработаны планы минно-артиллерийских позиций, противолодочной и противовоздушний обороны, система боевых готовностей, сигналы, инструкции по действиям в боевой обстановке. Учитывая стратегическое положение Крымского полуострова и главной базы флота – Севастополя, Черноморский флот с учетом его боевого и численного состава занимал выгодное положение и являлся оперативно – стратегическим объединением, превосходящим любые группировки противника в зоне Черного моря. В тоже время необходимо отметить, что существенным недостатком в системе обороны Севастополя, как главной базы флота, являлось то, что задачи обороны с суши не ставились и даже не рассматривалась. Связано это было с общими военно – политическими взглядами на теорию и практику будущей войны, в которой ведение боевых действий на собственной территории считалась ущербной концепцией и ей не предавалось должного внимания. В связи с этим оборонительные сооружения на сухопутном направлении не создавались и войска обороны главной базы с сухопутного направления отсутствовали. По существовавшим тогда наставлениям задачи обороны Крыма и Севастополя возлагались на соединения и части Красной армии, включая проведение противодесантной операции. Однако после развязывания в 1939 году фашисткой Германией боевых действий на западных театрах военных действий, в ходе которых широко применялись морские и воздушные десанты, для захвата стратегически важных территорий, крупных городов и островов, Нарком ВМФ адмирал Н.Г.Кузнецов издал приказ от 16 декабря 1940 г. о рекогносцировке главного рубежа обороны в Главных базах флотов с задачей создания обороны базы с суши и организации противовоздушной и противодесантной обороны. На Черноморском флоте выполнение требований этого приказа было возложено на комиссию во главе с комендантом Береговой обороны генерал-майором П.А.Моргуновым. И хотя работа комиссией была проделана большая, и даже были проведены совместные учения с воздушно-десантными частями Киевского военного округа, реальные основные рубежи сухопутной обороны города начали создаваться уже при угрозе непосредственного вступления немецко-фашистских войск на территорию Крыма. В середине июня 1941 года в северо – западном районе Черного моря проводилось большое двухстороннее учение Черноморского флота и войск Одесского военного округа по высадке и отражению морского десанта. После окончания учения корабли флота 19 – 20 июня вернулись в главную базу. Учитывая напряженность обстановки и директивные указания Наркома ВМФ на флоте была сохранена повышенная готовность, корабли и военные объекты сохраняли светомаскировку. Тот, кто бывал в Севастополе в конце июня по достоинству может оценить красоту Севастополя, когда он утопает в зелени и цветах, а огни Приморского и Исторического бульвара, Малахова кургана, тенистых улиц города создают неповторимую атмосферу южного города. 21 июня 1941 года во всех школах города были выпускные вечера, вчерашние школьники мечтали о будущих планах, вместе с моряками флота, которые были в этот вечер уволены на берег, веселились на концертах, танцевали, пели. Никто из них не знал, что до начала трагических испытаний остаются считанные часы и минуты. Севастополь первым в стране принял удар врага. В 3 часа 13 минут 22 июня 1941 года в ночном небе появились неизвестные самолеты. Находившийся в штабе Черноморского флота начальник штаба контр-адмирал И.Елисеев принял решение на открытие огня по обнаруженным самолетам. В город пришла война. Прибывший в штаб командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.Октябрьский доложил о налете неизвестных самолетов в Москву. «То, что произошло в следующие минуты, врезалось в память навсегда, — писал позднее Октябрьский. — В трубке раздался властный голос потревоженного не вовремя человека. — Говорит Берия. Что там у вас происходит? Не дослушав мой доклад, Берия грубо прерывает меня: — Какой там на вас налет! Вы с ума сошли! — Я со всей ответственностью докладываю, что в Севастополе идет самый настоящий бой с авиацией противника, идет война! Берия вновь раздраженно кричит: — Какая война? Какой противник? — Доложить точно, какой противник, я не могу, но что это враг, никакого сомнения быть не может. Он вновь кричит: — Какой может быть враг! Вы провокатор! Вас свои бомбят! Вы не знаете, что у вас под носом делается! Это ваша авиация! Какое вы имеете право говорить о войне! Тогда я докладываю: — Мы имеем уже с полсотни раненых, десятки убитых, уже сбили несколько неизвестных самолетов. Берия бросает трубку… Я до конца дней своих не смогу забыть содержание этого разговора». Первой открыла огонь по фашистским самолетам зенитно – артиллерийская батарея 61 зенитно-артиллерийского полка Черноморского флота № 74 которой командовал лейтенант Иван Григорьевич Козовник. Вот как об этих событиях вспоминал он сам: «Накануне вечером батарея заступила на боевое дежурство. Правда, чтоперед этими событиями во время флотских учений батарея семь дней находилась на запасной огневой позиции в районе мыса Херсонес. Всю неделю личный состав был в повышенной боевой готовности, тренировался в стрельбе по воздушным и наземным целям, нередко в средствах химической защиты. Отдыхали урывками не снимая обмундирования и снаряжения. И вот еще сутки придется спать одетыми, есть прямо у орудий. Устали не только матросы и сержанты, устал и я сам. Но обходя перед заступлением на боевое дежурство боевые посты, виду не показывал. Неторопливо проверял каждое орудие, каждый прибор, заглядывал в ящики с боезапасом, интересовался, как подчиненные знают свои обязанности по тревоге. Подразделение к боевому дежурству было готово. Наступила ночь. Часовые и разведчики чутко прислушивались к каждому шороху. Пролетит ли птица, прошумит ли где-то вдалеке мотор катера или автомобиля – это все вызывало настороженность, заставляло еще зорче вглядываться в небо. Как всегда неожиданно раздался резкий звонок телефона. С КП дивизиона передали: «Готовность номер один!». Я объявил батарее боевую тревогу и по привычке включил секундомер. Глянул на часы. «Ноль один тридцать. Значить наступило двадцать второе июня, воскресный день подумал про себя». На огневой позиции, словно стараясь опередить друг друга расчеты готовили орудия и приборы к стрельбе. После доклада командира огневого взвода лейтенанта Владимира Белонина о готовности батареи к бою остановил секундомер, стрелка замерла на цифре «45», а подчиненные уже сделали все, чтобы немедленно начать стрельбу. Невольно отметил про себя - отличное время! Приказал - Усилить наблюдение! - и спустился в землянку, чтобы по телефону выяснить у командира дивизиона, какие будут распоряжения. Командир дивизиона капитан М.А.Хижак сообщил, что боевая тревога объявлена всем батареям полка. На позиции воцарила сосредоточенная тишина, за воздухом теперь наблюдали не только разведчики, но и все зенитчики. Первым нарушил тишину разведчик краснофлотец Василий Дмитриев. Неожиданно громко он доложил: - Слышу шум авиационных моторов! В небе одновременно вспыхнули лучи прожекторов. Они рассекли предутреннюю темноту и выхватили из ночного мрака цель. Поблескивающий серебристый крестик. Отчетливо обозначившийся в лучах прожекторов, казался безобидной детской игрушкой. Но присмотревшись каждый понял, что это был боевой самолет. Я ждал, когда приборы управления стрельбой выработают данные для стрельбы. Хотя приборы работали всего несколько секунд они мне показались вечностью. И вот доклад: -Совмещение есть! - Голос сержанта Виталия Ячменева, командира приборного отделения был настолько обычен, словно перед ним находилась простая учебная мишень, а не вражеский самолет. Я не без волнения скомандовал - Огонь! «Юнкерс» еще не успел сбросит смертоносный груз, а вокруг него уже засверкали разрывы зенитных снарядов. Экипаж «Юнкерса» сразу же сбросил какие-то предметы, позднее мы узнали, что это были морские мины. Подбитый Ю-88 вспыхнул и объятый пламенем и черным дымом, упал в море за Константиновским равелином». Не знал тогда лейтенант И.Г. Козовник, что он фактически первым в стране скомандовал «Огонь» по фашистским агрессорам, началась беспримерная по трагизму и героизму война. К слову сказать, не умаляя заслуг никого из героев Великой отечественной войны, в конце войны и за менее значимые действия многие воины получали звание «Героя Советского Союза», но тогда некогда было думать об этом, впереди была тяжелая схватка с фашизмом и она была не на жизнь, а на смерть. Как выяснилось после налета, немецкие самолеты сбросили не авиабомбы, а морские мины на парашютах. Германское командование решило в первые часы войны заминировать севастопольскую бухту и фарватер и таким образом «закупорить» корабли в бухте, чтобы затем ударами бомбардировочной авиации уничтожить их. Но замысел врага не удался. Встреченные плотным и метким огнем, вражеские самолеты сбрасывали мины беспорядочно. Одна из них упала у памятника Затопленным кораблям, другая на улице Щербака, разрушив здание школы и жилой дом. Среди мирного населения появились первые погибшие и раненые. Два самолета были сбиты и упали в море. Не принесли врагу успеха ни последующие ночные установки мин, ни воздушные налеты. Черноморский флот встретил агрессора в полной готовности, не потерял ни одного корабля и в первые дни войны развернул активные боевые действия. Позднее Г.Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» подчеркнет: «Я хотел бы отметить, что Черноморский флот во главе с адмиралом Ф.Октябрьским был одним из первых наших объединений, организованно встретивших вражеское нападение». Следует отметить, что, принимая в ту ночь решение об открытии огня по неизвестным самолетам, командование флотом шло на большой риск.  Продолжение следует.

 
   
     

Rambler's Top100